1330461066_dscn2666-kopiya0

СУДЬБА ЧЕЛОВЕКА

Клавдия Михайловна Тихонович  живет в деревне Заречье Смолевичского района. Она всю жизнь прожила в этой деревушке. На Заречной улице стоит дом, который она строила вместе с мужем, стоит и старенький родительский домик. Жизнь и судьба Клавдии Михайловны интересны уже хотя бы потому, что юность ее пришлась на годы военного лихолетья. Родилась она в 1922 году. Начальное образование получила в Плисской школе, здание которой, как вспоминает пенсионерка, состояло всего-то из класса, двух комнат и кухни. Учителя жили прямо в этих помещениях. Это здание не сохранилось – сгорело в первые дни Великой Отечественной войны. После окончания средней школы девушка поступила в Белорусский государственный университет на физико-математический факультет. И еще на первом курсе вступило в силу поста­нов­ле­ние, кото­рым уста­нав­ли­ва­лась пла­та за обу­че­ние. Родители Клавдии Михайловны были простыми людьми, трудились в колхозе, поэтому оплачивать обучение в университете были не в состоянии. Единственным шансом продолжить учебу была продажа коровы, корова была главной кормилицей большой семьи. Посоветовавшись с родителями, Клавдия Михайловна забрала из университета документы и вернулась домой. А через несколько дней наткнулась на объявление в газете, в котором говорилось о наборе учащихся на годичные курсы по подготовке учителей физики и математики для старших классов. Собрав в охапку документы, она вернулась в университет и была зачислена на эти курсы.

– Как сейчас помню,– рассказывает Клавдия Михайловна,– в тот год отмечался очередной юбилей университета. Вдоль коридоров висели выставки, посвященные круглой дате, в университет приехало много гостей. Но ощущение праздника омрачала война.

Однажды бомбежка застала студентов прямо в университете. Укрывались от нее на нижних этажах учебного корпуса. Затем группу студентов, в числе которых была и Клавдия Михайловна, собрали и  направили в райком комсомола. Но дойти туда молодым людям не довелось – немцы начали бомбить Минск. Переждать бомбежку студенты спустились в подвал жилого дома. Там просидели до самого утра. А как рассвело, снова отправились в дорогу, но уже домой. По пути запаслись свежим хлебом. В дороге к ним примкнули студентки мединститута, две сокурсницы Клавдии Михайловны и две сестры-еврейки. И почти сразу их остановили военнослужащие – рядом находился аэродром, воинская часть. Снова пришлось отсиживаться в лесу.

– Шли от перелеска к перелеску короткими перебежками. Нет самолетов – мы бежим. Были случаи, когда немецкие самолеты преследовали с воздуха нескольких человек. В одном из таких преследований погибли две сестры-еврейки, которые начинали с нами путь.

Вскоре группа молодых людей добралась до Смолевичского района. Когда они вышли на гравийную дорогу вблизи деревни Николаевичи, их нагнали танки. Прятаться пришлось в канаве. В Николаевичах у Клавдии Михайловны жила тетя, но к тому времени она и вся ее семья ушли из дома. Переночевав в теткином сарае, студенты отправились в Смолевичи. И только они отошли от деревни, как к ним примкнули десантники. Сначала мужчины не вызвали подозрения – они хорошо говорили по-русски, были одеты в советскую форму. Но в пути, когда  преодолевали многие лесные массивы, перелезали через заросли кустарников, у одного из десантников расстегнулась форма, из-под которой показалась немецкая нашивка. Правда, как вспоминает Клавдия Михайловна, их пути скоро разошлись. Сельскими дорогами молодые люди дошли до деревни Липки. И здесь у студентки были родственники. Здесь она впервые узнала о том, что ее родную деревню бомбили, что родительский дом сгорел. К счастью, родные – родители, младшие брат и сестра – остались живы и поселились в лесу вблизи деревни Журавщина. Как раз в этой деревне жила еще одна тетка Клавдии Михайловны. Найдя родных, девушка осталась с ними. А с декабря 1942 года Клавдия Михайловна была связной партизанской бригады «Разгром». Непростое военное время пенсионерка помнит хорошо.

– Было холодно и голодно. Первое время продукты кое-какие были: что-то удалось спасти во время бомбежек. Потом питание стало совсем скудным: отец собирал в поле гнилые картофелины, чтобы извлечь из них крахмал, мы собирали щавель, варили из травы суп.

В 1942 году Тихоновичи начали строить дом. Тогда вся деревня отстраивалась заново. В новом доме было только два окна, земляной пол, из остатков глины и кирпича отец соорудил печку с плитой. Топили по-черному. Потом немцы заняли всю деревню, здание школы. Поселились они и в доме Тихоновичей. Ушли только, когда началось освобождение района.

Виктория  ЖИЛЯКОВА.

НА СНИМКЕ: Клавдия Михайловна Тихонович.

Фото автора.

Информацию читайте в номере 49 – 50 от 29.02.2012 г.